Государственный заповедник Тигирекский

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный природный заповедник "Тигирекский"
Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный природный заповедник "Тигирекский"

Осенняя фотоэкспедиция в заповедник

-A A +A
Версия для печатиВерсия для печати

С 27-го сентября по 3-е октября сотрудники Тигирекского заповедника Денис Соломахин и Павел Филатов приняли участие в фотоэкспедиции по охранной зоне, Тигирекскому и Белорецкому участкам. Экспедиция проводилась в рамках многолетнего проекта заповедника по созданию фото и видеообраза ООПТ, а также поиску новых интересных объектов, обнаружению обзорных площадок, привлекательных для фотографов и художников. Павел и Денис обследовали три маршрута: «Тайны Тигирекских пещер», «Большой Тигирек», «Гора Чайная» и привезли богатые фотоматериалы, которые будут использованы при подготовке публикаций, фотоальбомов и путеводителей.

Своими впечатлениями об экспедиции охотно делится Павел Филатов:

«На двери моей комнаты сушится спальник. Он сильно пропах дымом. Когда я прохожу мимо, этот запах уносит мои мысли туда, на снежный гребень Тигирецкого хребта, в избушку, где вместе с Денисом Соломахиным мы пережидали буран.

От поселка Тигирек до Бабьева гребня больше 16 километров с набором высоты почти в полтора километра. Длинные тягуны вверх чередуются спусками и снова крутыми подъёмами. Раскисшая тропа и свежий снег значительно замедляют наш путь. Измотанные, в сумерках мы поднялись на гребень. Началась метель, видимость упала, и Денис стал беспокоится, что велика вероятность не найти избу. Ещё внизу мы думали об этом и взяли с собой палатку. Но перспектива ночевать в ней нас совсем не грела.

- Мы должны увидеть зеленую крышу, мы не можем не увидеть зеленую крышу - твердит мантру Денис, успокаивая нас.

Среди снежных зарядов за большими останцами в деревьях мелькнула избушка, наша спасительница. Добрались! Крыша засыпана снегом, цвет не разобрать.

Тяжелые рюкзаки сброшены, и мы как неуклюжие медведи, обстучав от снега сапоги, ввалились в домик. Хорошо - дрова есть, в пятилитровках осталась вода, правда бутылки раздуло, вода превратилась в лёд. Но ничего, будем топить снег. В тусклые окошки падает сумеречный свет, на нарах отсыревшие полосатые матрасы и грязные подушки. На столе сидит большая коричневая мышь с черной полоской на спине. Глаза - бусинки с отражениями окон внимательно смотрят на нас. Контровый свет на фоне темного стола подчеркивает усики-щетинки. Хозяйка. Уходить не собирается, встречает гостей. И как потом оказалась, она здесь совсем не одна...

Я готовлю еду, Денис выливает из сапог воду и затапливает печь. Железная печь большая, самодельная, дыры для приготовления еды накрыты большим выпуклым листом от ракетоносителя. Из-под него валит сладкий дым от сырых кедровых дров. Глаза слезятся. Мышам это совсем не нравится, они уходят и затихают. Окошки запотели. Оттаяли несколько толстых мух, они с остервенением бьются в стекло, пытаясь вырваться на смертельный для них белый, снежный свет.

Переоделись, поели и развалились на карематах. Накатывает сонливость. Печка нагрелась, космический лист с грохотом выгибается, мы вздрагиваем. Снова дремим. Но появились мыши, хотят познакомится поближе, лезут на руки, лицо. Что-то зашевелилось на ноге. Я пытаюсь сбросить мышь, не получается, она залезла под коленку в штанину. Да чтоб тебя! Сажусь, вытряхиваю теплый комочек из брюк. Ничего не боятся, не знают человека - шуршат на столе, грызут уроненный сухарь, вошкаются на крыше, бегают по полу, лезут под спальник... Аккуратно развешиваем продукты на гвоздях под потолком.

А в это время из-за тяжелых снежных туч выглянула луна и плеснула свою сепию на Пихтовый Шкиль, укутанную облаками Разработную, заснеженную тайгу и крышу избушки, в которой два охотника за светом, укрылись от ненастья и мечтают поймать мимолетные мгновения Красоты среди этих бескрайних тигирекских просторов…

А потом мы спустились из стужи. Теперь морозные ночи и колючие бураны остались наверху. Мы не просто пожали суровую холодную руку зимы, а угодили точно в её жесткие ледяные объятия, из которых с трудом вырвались, проплутав в буране на Бабьем ключе.

Падаем вниз. По глубокому снегу горного леса вышли из декабря, раскидали мокрый снег на черных осиновых листьях черневой тайги ноября и теперь плавно вкатились по жирной грязи и золоту берез в начало осени. Воздух наполнен густым запахом осени, над трухлявым пнем токуют комары. Появились звуки - и это не завывание пурги! На деревьях шелестят оставшиеся листья, где-то звонко крикнула птица. А как тут тепло! Наверное, пять, нет - шесть градусов! Да ладно, все семь! Мы глубоко вдыхаем настоянный таежный воздух, щуримся и смеемся, любуясь лучиками солнца в ветвях пихты.

Такие вот они алтайские, тигирекские чудеса - за несколько часов, словно в сказке побывали в гостях у разных месяцев».

 

Пресс-центр Тигирекского заповедника