Государственный заповедник Тигирекский

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный природный заповедник "Тигирекский"

МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Государственный природный заповедник "Тигирекский"

Сумма впечатлений

Сумма впечатлений

-A A +A
Версия для печатиВерсия для печати

            От чего зависит оздоровляющая сила того или иного природного вещества? Она зависит от суммы впечатлений организма или биосистемы, откуда вещество был взято.

            Мы можем говорить об энергиях, что нынче модно и не лишено оснований, но здесь мы кое-что упустим, а именно ощущения. Так жень-шень, выращенный на плантации, слабей дикого, потому что дикий растёт на свободе, он без посредника-агронома ведёт диалог с окружающим миром: с воздухом и солнцем, веществами и флюидами. Такое общение (обмен состояниями) заряжает его биологической силой.  

            Жень-шень, что растёт на плантации, ведёт с окружающим миром не столь интересный диалог; он не соседствует с дикоросами; он извлекает из почвы, подкормленной химикатами, совсем другую, безрадостную информацию. Чем меньше организм контактирует с открытой природной средой, тем меньше он получает живой энергии (воодушевления).

            Энергия имеет не только физические параметры, но и структурные - передающие объекту состояния живых существ. Неверно было бы сводить все взаимодействия к явлениям количественным и к информации. Так в музыке есть информация - ноты, и в музыке есть количественная энергия - громкость. Но суть музыки - воодушевление и переживание, то есть живая энергия. (Известны примеры изменения структуры воды под воздействием человеческого сознания и даже символов сознания. Быть может, живая энергия первична, является выражением воли и воображения; быть может, она и создала природу.)

            Первую подсказку я получил в горах Заилийского Алатау. Смотрю, у самой тропы вырос кустик чабреца. Он издавал сильный бодрящий запах. Как маленькому растению живётся на высоте трёх тысяч метров при излишке света и ветра, при недостатке влаги и тепла? Ему здесь живётся трудно, но интересно: тут много животворных впечатлений.

            Солнце и ветер это не только физическое воздействие, это ещё послание, это волшебный текст и «поток настроений». Любой контакт это обмен состояниями, живыми энергиями. Любое вещество – это музыка и поэзия, которую мы можем... проглотить. И глотаем, и вдыхаем постоянно - полезное и вредное, что зависит от происхождения вещества. Если растению жить интересно, в нём закладывается питательная и целебная сила. Недаром добрый хозяин обращает свои комнатные растения к свету разными сторонами, недаром он с ними разговаривает и ласково их трогает: так он им восполняет нехватку впечатлений, так он их радует. И радость растения превращается в целебную силу. 

            Горный ручей целебен. Он течёт по камням и песчинкам, по корням деревьев, он течёт сквозь ароматный и чистый простор, овевается вольным воздухом, просвещается небесными лучами. Поэтому он целебный.

            Если бы ручей протекал через промышленную зону, его вода несла бы впечатления искусственного мира, где царят насилие, потребительство и наплевательство, и она была бы вредной. Полезность и вредность образуются от суммы впечатлений, от памяти вещества. У всего есть память - не на уровне слов и воспоминаний, а на уровне структур и полей. Поля не лгут, и вещество не лжёт: оно честно убивает или честно лечит.

            Мы тоже обмениваемся с природой живыми состояниями. Мы берём у природы хорошее, отдаём, как правило, плохое (отсюда «экология»). Если мы задаёмся вопросом о качестве молока, нам не надо лабораторий. Достаточно узнать, в каких условиях живёт корова. Молочная ферма это электродоилки, кормушки, двор для прогулки… Молоко несёт в себе впечатления коровы, и оно вряд ли полезное, ибо современные, цивилизованные коровы сидят в технологической тюрьме. Мечта учёного фантаста и молочного бизнесмена - вымя вообще без коровы. Превращение какого-то корма в какое-то молоко. Мечта будет исполнена: никаких генетических сомнений. Но каким будет молоко?

    Андрей Гальцев